Глава пятая. Ричер встал в восемь утра и направился на поиски аптеки

Ричер встал в восемь утра и направился на поиски аптеки. Пропетлял с километр, но хвоста за собой не заметил. Он нашел аптеку и купил упаковку одноразовых бритв, баллончик пены для бритья и тюбик зубной пасты. Вернулся кружным путем. Приняв душ и побрившись, он пошел позавтракать в единственное заведение, которое мог найти, – автокафе, что видел накануне. Он заказал кофе и горячую оладью с круглым ломтем окорока. Ричер был непривередлив, но тут он почувствовал, что это, пожалуй, слишком. Оладью он заел куском лимонного пирога. Пирог оказался лучше, он съел второй кусок, запив еще одной чашкой кофе, и пошел искать парикмахерскую.

Тело Глава пятая. Ричер встал в восемь утра и направился на поиски аптеки в переулке обнаружил уборщик в половине шестого утра. Он только заступил на работу. Уборщик ворвался в гостиницу и сообщил о страшной находке ночному портье, который набрал 911. Две патрульные машины и карета «скорой помощи» прибыли через восемь минут.

Эмерсон был на месте в двадцать пять минут седьмого. Он взял с собой свою заместительницу Донну Бьянку, патологоанатома и Белантонио. Первые полчаса ушло на техническую работу, затем у Эмерсона возникла первая крупная загвоздка – у девушки не было ни сумочки, ни документов.

Энн Янни объявилась позади «Метрополя» в четверть восьмого. С ней была съемочная группа Эн-би-си – кинооператор и звукооператор.

Патологоанатом осмотрел руки и бедра Глава пятая. Ричер встал в восемь утра и направился на поиски аптеки девушки, но следов от уколов не обнаружил. Значит, она пришла сюда не ширяться и, возможно, была проституткой. Кто еще мог выйти из боковой двери центральной гостиницы в полночь в такой одежде? Девушка была молодой и все еще шикарно выглядела. Следовательно, при ней должен был быть большой кошелек, набитый двадцатками, только что снятыми в банкомате каким-нибудь бизнесменом. Она на кого-то нарвалась. У нее выхватили сумочку и ударили по голове чуть сильнее, чем следовало.

– Никому не покидать гостиницу, – сказал Эмерсон Бьянке. – Допросим всех постояльцев и персонал. И прикажите всем нарядам искать парня, у которого в кармане Глава пятая. Ричер встал в восемь утра и направился на поиски аптеки больше новых двадцаток, чем должно быть.

– Здорового парня, – добавила Бьянка.

Эмерсон кивнул:

– Настоящего здоровяка. Удар был что надо.

Патологоанатом забрал тело в морг, а Донна Бьянка заняла бар гостиницы для допросов, которые завершились в двадцать минут десятого и не дали Эмерсону решительно ничего.

Тут позвонил Гэри из магазина запчастей.

Гэри пришел на работу в восемь и обнаружил, что ему явно не хватает сотрудников. Джеб Оливер так и не появился, да и Сэнди не пришла. Он позвонил ей домой, но никто не ответил. Тогда он позвонил в полицию. Дежурный сообщил, что этим утром на дорогах не было никаких происшествий. Повисла пауза Глава пятая. Ричер встал в восемь утра и направился на поиски аптеки – казалось, дежурный обдумывает другую возможность. Он попросил назвать имя девушки и описать ее.

Гэри ответил: Александра Дюпре, известна как Сэнди, девятнадцать лет, белая, зеленоглазая и рыжеволосая. Через десять секунд Гэри разговаривал с детективом Эмерсоном.

Гэри согласился закрыть магазин на день, и Эмерсон послал за ним патрульную машину. Сначала Гэри отвезли в морг. Он опознал тело, и, когда его доставили в кабинет Эмерсона, на нем лица не было. Эмерсон осторожно начал с обычных вопросов. Когда последний раз видели? Случилось ли что-нибудь необычное за последнюю пару дней?



К четверти одиннадцатого Эмерсон уже знал все о незнакомце, приходившем в магазин накануне Глава пятая. Ричер встал в восемь утра и направился на поиски аптеки. Очень высокий, мощного сложения, загорелый, напористый, в коричневых брюках и фланелевой рубашке в тон. Он поговорил с Сэнди, одолжил у нее машину и вытребовал адрес Джеба Оливера, который на работе не объявился.

Эмерсон вышел в коридор и позвонил по сотовому в офис Алекса Родина.

– У вас счастливый день, – сообщил он. – Найден труп девятнадцатилетней девушки. Кто-то сломал ей шею.

– И как это может меня осчастливить?

– Вчера у нее была непонятная встреча с мужчиной, который по описанию чертовски похож на нашего приятеля Джека Ричера.

– Правда? Кто эта девушка?

– Рыжеволосая из магазина запчастей, что на окраине у шоссе. И парень оттуда тоже Глава пятая. Ричер встал в восемь утра и направился на поиски аптеки пропал.

– Итак, когда вы собираетесь арестовать Ричера?

– Как только найду.

Хелен Родин позвонила Розмари Барр на работу. Ее там не оказалось. Тогда Хелен набрала домашний номер.

– Вас попросили уйти? – спросила она.

– В неоплаченный отпуск. Я сама попросила. Сослуживцы неловко себя со мной чувствовали.

– Ужасно.

– Такова человеческая натура. Мне нужно составить план.

– А мне нужен список знакомых вашего брата, чтобы знать, с кем он общался. Особенно из новых.

– Новых не было.

– А старые? Должны же у него быть приятели.

– Думаю, пара. Сосед по имени Майк. Они говорят о газонах и бейсболе. Ну, понимаете, излюбленные мужские темы.

– А еще?

– Некто Глава пятая. Ричер встал в восемь утра и направился на поиски аптеки Чарли. Я о нем мало знаю, – заметила Розмари.

– Как он выглядит?

– Низкого роста. И у него странные волосы – как черная щетина из щетки.

– Что их объединяло?

– Оружие, – ответила Розмари. – Они оба им увлекались.

Без десяти двенадцать курьер доставил в офис Хелен Родин шесть больших картонных коробок с копиями доказательств обвинения. Хелен расписалась в получении, и курьер ушел. В коробках было множество документов и фотографий. В одной Хелен обнаружила фотокопию листка, найденного рядом с телефоном Джеймса Барра. На нем было три телефонных номера – два его сестры Розмари, домашний и рабочий, а третий принадлежал Майку. Номера Чарли там не было.

Хелен позвонила Майку Глава пятая. Ричер встал в восемь утра и направился на поиски аптеки. Ответил автоответчик, и она записала просьбу перезвонить в связи с очень важным делом.

В следующей коробке с уликами Хелен нашла одиннадцать новых видеокассет. В нотариально заверенном сопроводительном листе они значились как достоверные и полные копии кассет видеозаписи камер скрытого наблюдения на автостоянке. Хелен пришлось взять их домой – в офисе не было ни видеомагнитофона, ни телевизора.

В закусочной, где обедал Ричер, телевизор имелся и работал с выключенным звуком. На экране была Энн Янни. Похоже, она вела репортаж с места события. Перед гостиницей «Метрополь палас». Она что-то говорила, затем кадр быстро сменился – переулок в предрассветных сумерках, полицейские заграждения, бесформенная фигура Глава пятая. Ричер встал в восемь утра и направился на поиски аптеки под белой простыней. Новый кадр – фотография на водительских правах, зеленые глаза, рыжие волосы. Прямо под подбородком титр – АЛЕКСАНДРА ДЮПРЕ.

Александра. Сэнди.

Перестарались ребята, подумал Ричер. Чертовски перестарались.

Эмерсон провел с художником час, и в итоге получился портрет мужчины, очень похожего на Джека Ричера. Рисунок сканировали на компьютер и раскрасили. Русые волосы, светло-голубые глаза, темный загар. Эмерсон набрал имя, приблизительный рост, вес и возраст – под два метра, килограммов сто пятнадцать, между тридцатью пятью и сорока пятью – и внизу указал номер телефона полицейского управления. Разослав портрет электронной почтой по всему городу, он зарядил принтер на распечатку двухсот цветных копий. Всем Глава пятая. Ричер встал в восемь утра и направился на поиски аптеки водителям полицейских машин он приказал раздать по одной каждому гостиничному портье и бармену в городе.

Майк, знакомый Джеймса Барра, отзвонил Хелен Родин в три часа и сообщил, что остаток дня проведет дома. Она вызвала такси и поехала к нему. Майк жил на той же улице, что и Джеймс Барр. Дом Барра выглядел обшарпанным, а дом Майка – ухоженным.

Сам Майк, усталый мужчина лет за пятьдесят, работал в утреннюю смену на оптовой базе по торговле красками. Его жена пришла домой, когда Хелен еще не успела до конца представиться. Она тоже была усталой, ей тоже перевалило за пятьдесят. Звали ее Тамми Глава пятая. Ричер встал в восемь утра и направился на поиски аптеки, что ей совсем не подходило. Тамми проводила Хелен в гостиную.

– Так что я могу вам рассказать? – спросил Майк после неловкого молчания.

– Вы были приятелем мистера Барра, – заметила Хелен.

– Общались по-соседски.

– Вас удивило, что он сделал то, что сделал?

– Да, – ответила Тамми, – удивило.

– Вы пытаетесь его вытащить? – спросил Майк.

– Вообще-то нет. Но появилось предположение, что он действовал не в одиночку. Я просто хочу быть уверена, что соучастник тоже поплатится.

– Это не Майк, – сказала Тамми.

– Я так и не думала. Но кем бы тот человек ни был, вы, возможно, слышали о нем или даже видели.

– У Барра не Глава пятая. Ричер встал в восемь утра и направился на поиски аптеки было друзей, – сообщил Майк. – Мне, по крайней мере, он о них не рассказывал.

– Имя Чарли вам что-нибудь говорит?

Майк лишь отрицательно покачал головой.

– Я видала тут одного, – сказала Тамми.

– Когда?

– Появлялся время от времени, с того дня, как мы здесь поселились. Приходит и уходит. Я провожу дома больше времени, чем Майк, и больше замечаю.

– Когда вы видели его в последний раз?

– Вроде на прошлой неделе. Во вторник или среду.

– Как он выглядит?

– Маленького роста. У него волосы похожи на свиную щетину.

Хелен Родин прошла метров тридцать и немного постояла у дома Джеймса Барра. Дом казался пустым и заброшенным Глава пятая. Ричер встал в восемь утра и направился на поиски аптеки. Она вызвала по сотовому телефону такси и поехала в больницу. В самом начале пятого она была на месте.

Барр не спал. Он был все так же прикован наручниками к койке. Его руки слегка дрожали, и наручники постукивали по раме кровати.

– Кто здесь? – спросил он.

Хелен наклонилась так, чтобы он ее видел.

– Расскажите о вашем приятеле Чарли, – попросила она.

– Он здесь?

– Нет, сюда не пускают посетителей. Только юристов и родственников.

Барр ничего не сказал.

– У вас приятели только Майк и Чарли? – спросила Хелен.

– Думаю, да, – ответил Барр. – И Майк скорее сосед.

– А что скажете о Джебе Оливере?

– Первый раз о нем слышу Глава пятая. Ричер встал в восемь утра и направился на поиски аптеки.

– Вы употребляете наркотики?

– Нет. Никогда не пробовал и не стану. Дело в том, что я вообще ничем особо не занимаюсь. Просто живу. Вот почему вся эта история кажется мне бессмысленной. Я четырнадцать лет на гражданке. Зачем бы мне все перечеркивать?

– Расскажите о Чарли.

– Мы общаемся. Есть общие интересы.

– Оружие?

– В том числе.

– Как давно вы знакомы?

– Пять лет. Может, шесть.

– Вы знаете, где он живет?

– Он никогда мне не говорил.

– У вас есть его телефон?

– Нет. Он просто приходит время от времени.

– Вы близкие друзья?

– Достаточно близкие.

– Достаточно близкие для того, чтобы вы рассказали ему, что случилось Глава пятая. Ричер встал в восемь утра и направился на поиски аптеки четырнадцать лет назад?

Барр не сказал ни да, ни нет. Он просто закрыл глаза.

– Я удивлена, что вы не знаете, где живет ваш друг. Особенно такой близкий, как Чарли.

– Я не лез с расспросами, – объяснил Барр. – Радовался, что у меня вообще есть друг, и не хотел все портить.

Черно-белая полицейская машина ползла на север в нарастающем в час пик транспортном потоке. Потом повернула направо и въехала во дворик мотеля. Коп с пассажирского сиденья вошел внутрь и дал портье объявление о розыске.

– Позвоните нам, если этот парень появится.

– Он уже здесь, – заметил портье. – Но его фамилия Хеффнер, а не Ричер Глава пятая. Ричер встал в восемь утра и направился на поиски аптеки. Вчера я поселил его в восьмом номере.

Коп застыл.

– Сейчас он в номере?

– Не знаю. Он несколько раз приходил и уходил.

– На сколько суток он снял номер?

– Заплатил за одну ночь, но ключ не сдавал.

Коп отступил к двери и подал знак напарнику. Тот заглушил мотор и подошел.

– Восьмой номер, под чужим именем, – сообщил первый.

Портье они взяли с собой и велели ему держаться сзади. Вытащили оружие и постучали в дверь восьмого номера.

Никто не ответил.

– Мастер-ключ есть? – спросил первый коп у портье.

Портье дал ему ключ. Коп вставил его в замок, приоткрыл дверь на сантиметр, чуть Глава пятая. Ричер встал в восемь утра и направился на поиски аптеки подождал, распахнул и вошел. Напарник шел следом. Они поводили револьверами влево, вправо, вверх, вниз – быстро, наугад, резко.

В номере ничего не было, за исключением сиротливого набора туалетных принадлежностей. Новая вскрытая упаковка одноразовых бритв без одной, использованной, новый баллончик пены для бритья с засохшими пузырьками вокруг носика и новый, дважды сдавленный, тюбик зубной пасты.

– Путешествует налегке, – заметил первый коп.

– Но он не освободил номер, – сказал второй. – Значит, вернется.

План Эмерсона был прост. Он поместил Донну Бьянку в седьмом номере. Двум полицейским приказал ждать в девятом номере. Велел портье быть настороже и позвонить Бьянке, как только войдет постоялец, назвавшийся Хеффнером.

Тротуары Глава пятая. Ричер встал в восемь утра и направился на поиски аптеки кишели прохожими, на дорогах образовывались пробки. Ричер шел нормальным шагом, просматривая улицу на предмет патрульных машин и копов. Он глянул на часы – без десяти пять. Ко входу в многоэтажную автостоянку он подошел с запада, поднялся по пандусам на второй этаж и направился к дальнему заднему углу.

На стыке старой стоянки и новой пристройки между столбиками в три ряда были натянуты ленты. Над и под стандартной желто-черной строительной «ОСТОРОЖНО. ВХОД ВОСПРЕЩЕН» была новая сине-белая лента «НЕ ПЕРЕСЕКАТЬ. ОГОРОЖЕНО ПОЛИЦИЕЙ». Приподняв локтем все три ленты, Ричер нырнул под них. Не было нужды опускаться на колено, оставлять волокна ткани Глава пятая. Ричер встал в восемь утра и направился на поиски аптеки. Даже у мужчины на пятнадцать сантиметров выше Барра и даже если новая лента висела на пятнадцать сантиметров ниже той.

До северо-восточного угла было тридцать пять шагов. Ричер стоял метрах в двух от внешней стены, глядя вниз и направо. Видно было отлично. Не было никакой нужды опираться о колонну.

Из офисного здания выходило все больше людей. Целый поток. Никто не шел там, где проходили жертвы Барра, – в проходе лежали подношения в память усопших. Сложно представить, как выглядело это место в пятницу. Сложно, но возможно. Ричер наблюдал за идущими и мысленно направлял их прямо в сужающийся проход.

Он закрыл глаз, вытянул руку и Глава пятая. Ричер встал в восемь утра и направился на поиски аптеки распрямил указательный палец. Щелк, щелк-щелк, щелк-щелк-щелк. Шесть прицельных выстрелов. Четыре секунды. Быстро.

Шесть попаданий, включая преднамеренный промах.

Ричер опустил руку. В полумраке стоянки было прохладно. В Эль-Кувейте стояла жара. Там на такой же стоянке Ричер обливался потом.

Он стоял и смотрел на площадь, выискивая взглядом неподвижную фигуру, но никого не засек. Ни копов, ни пожилых мужчин в просторных костюмах. Тем же путем он вернулся на улицу и повернул на запад, к библиотеке.

В вестибюле Ричер подошел к платным телефонам, достал из кармана салфетку и набрал номер сотового Хелен Родин.

– Вы одна? – спросил он.

– Да, – ответила Глава пятая. Ричер встал в восемь утра и направился на поиски аптеки она. – Но у вас проблемы.

– Я собираюсь к вам.

– В вестибюле коп.

– Я так и думал. Пройду через гараж.

– Я должна выдать вас полиции, – объявила Хелен, когда он вошел в офис и закрыл дверь.

– Но не выдадите, – заметил Ричер.

– Нет, – согласилась она. – Должна, но не выдам.

– По правде сказать, мне нравилась эта девушка, – сказал Ричер. – Она была славной малышкой.

– Кому-то она не нравилась.

– Просто она оказалась под рукой, вот и все.

– Кукловод всерьез не хочет, чтобы вы тут болтались.

– Наверняка. Только ему не повезло, потому что теперь я не уеду. Он сделал для этого все Глава пятая. Ричер встал в восемь утра и направился на поиски аптеки, что мог. Но история с рыженькой ограничит мои возможности. Поэтому большая часть работы ляжет на вас.

Хелен провела его в кабинет и села за стол. Он встал подальше от окна.

– Я уже приступила, – сообщила она. – Поговорила с Розмари, с соседом Барра. Потом съездила в больницу. Думаю, мы ищем парня по имени Чарли. Коротышку с черными щетинистыми волосами, который увлекается оружием.

Ричер кивнул:

– Нужная информация.

– Барр не знает Джеба Оливера и не употребляет наркотики.

– Вы ему верите?

– Да. Похоже на то, что он четырнадцать лет жил по совести и теперь не может поверить, что все повторилось.

– Этот Чарли в курсе про Глава пятая. Ричер встал в восемь утра и направился на поиски аптеки Эль-Кувейт?

– Барр не сказал, но думаю, что в курсе.

– Где он живет?

– Барр не знает. Чарли просто навещает его время от времени.

Ричер промолчал.

– Вы нашли того, кто за вами следил?

– Нет, я его больше не видел. Его, должно быть, вывели из игры.

– Значит, мы в тупике.

– Мы подобрались ближе. По меньшей мере у нас есть четверо. Первый – пожилой мужчина в костюме, второй – Чарли, и третий – кто-то высокий и сильный.

– Почему?

– Он убил девушку прошлой ночью. Пожилой слишком стар, а Чарли, похоже, низковат.

– Четвертый – кукловод.

Ричер кивнул:

– Сидит за кулисами, планирует, дергает за веревочки.

– Но как Глава пятая. Ричер встал в восемь утра и направился на поиски аптеки нам до него добраться?

– Мы не заметили очевидной детали. В Эль-Кувейте Барр выстрелил четыре раза. В этот раз – шесть.

– О'кей, – согласилась Хелен. – На два выстрела больше, и что?

– Но он их не совершал. Если посмотреть на это со стороны. Он сделал здесь на четыре выстрела меньше.

– Смешно. Шесть больше четырех на два, а не меньше на четыре.

– В Эль-Кувейте было очень жарко. А в середине дня на улицах ни души. В Эль-Кувейте Джеймс Барр убил тех, кого увидел на улице. Четверо унтеров сдуру вылезли на такую жару, и Барр их всех уложил. В Эль-Кувейте у него кончились Глава пятая. Ричер встал в восемь утра и направился на поиски аптеки мишени. Но здесь они имелись. В проходе должно было скопиться человек двенадцать, а у него магазин на десять пуль. Но он использовал только шесть, и четыре остались в винтовке. Они фигурируют в отчете Белантонио.

Хелен Родин ничего не сказала.

– Я спросил его, – продолжал Ричер, – когда был в больнице. Спросил, как бы он все это провернул, теоретически. Он ответил, что припарковался бы на эстакаде за библиотекой. Опустил бы стекло и расстрелял магазин. Но он его не расстрелял, что меняет психологическую картину. Стреляли не наугад, Хелен. Это не выходка психопата. За расстрелом крылась четкая цель. Все затеяно из-за жертв Глава пятая. Ричер встал в восемь утра и направился на поиски аптеки, а не из-за стрелка.

– Они были мишенями?

– Тщательно отобранными. То была не шальная стрельба, а спланированное убийство.

Оба помолчали.

– Нужно проверить, кем были жертвы и кто хотел их смерти, – подытожил Ричер. – Эта дорога приведет нас туда, куда нужно. И сделать это необходимо очень быстро.

Усталый врач заканчивал дневной обход шестого этажа. Он вошел в палату Барра и взял карту. Вытащил ручку, взглянул на аппараты, взглянул на пациента.

– Как самочувствие? – спросил он.

– Не так чтобы очень, – ответил Барр.

Отвечает на вопросы, пометил доктор и отложил ручку.

Правый наручник Барра постукивал о раму койки. Его правая ладонь дрожала и была слегка Глава пятая. Ричер встал в восемь утра и направился на поиски аптеки сжата, большой и указательный пальцы все время двигались, словно Барр пытался скатать из воображаемого воска шарик идеальной формы.

– Перестаньте, – попросил врач.

– Что перестать?

– Трясти рукой.

– Не могу.

– Это у вас недавно?

– Год или два.

– Вы пьете? – спросил врач.

– Да нет. Иногда, чтобы заснуть.

Врач пробежал карту глазами до результатов анализов. Токсинов не нашли, печень работала исправно.

– Конечности немеют?

– Есть немного.

– Левая рука тоже дрожит?

– Временами.

Врач снова вынул ручку и нацарапал внизу:

«Отмечается дрожь правой руки не посттравматического характера, первичный диагноз не предполагает алкоголизма, наблюдается онемение конечностей. Начальные симптомы ДП?»

У Зэка осталось только по два пальца Глава пятая. Ричер встал в восемь утра и направился на поиски аптеки – по большому на каждой руке, на правой – почерневший заскорузлый обмороженный обрубок указательного, а на левой – мизинец. Три средних пальца отсутствовали, их отрезали садовыми ножницами.

Искалеченные руки осложняли жизнь. Сотовые телефоны стали чертовски маленькими, а в номере Линского было десять цифр. Зэк никогда не пользовался одной трубкой так долго, чтобы имело смысл заносить в нее номер. В конце концов он набрал номер, переложил телефон в другую ладонь и прижал к уху.

– Слушаю, – ответил Линский.

– Его не могут найти, – сказал Зэк. – Зря я велел тебе снять наблюдение. Моя ошибка.

– Что ты хочешь, чтоб я сделал?

– Возьми Ченко и Владимира. Я пришлю Раскина. Найдите Глава пятая. Ричер встал в восемь утра и направился на поиски аптеки его нынче вечером и позвоните мне.

Хелен Родин разобрала коробки с уликами и нашла описание обвинений против Джеймса Барра. Штат Индиана перечислил имена, пол, возраст, адреса и род занятий пяти его предполагаемых жертв. Хелен изучила список.

– Не вижу никаких очевидных связей, – заметила она.

– Я не имел в виду, что они все были заказаны, – пояснил Ричер. – Вероятно, кто-то один. Максимум двое. Остальные – прикрытие.

– Приступаю к работе, – сказала Хелен.

– До завтра, – попрощался Ричер.

Он ушел по пожарной лестнице и вернулся в гараж незамеченным.

Григор Линский ждал в машине на автостоянке супермаркета. В зеркальце он увидел, как к нему подъезжает Глава пятая. Ричер встал в восемь утра и направился на поиски аптеки старый «линкольн-таункар» Раскина. Он встал сзади его машины, и Раскин вышел. Внешность Раскина полностью соответствовала содержанию. Второсортный московский бандюга лет сорока с широкими плечами и плоским лицом, в дешевой кожаной куртке. По мнению Линского, тупица, но он выжил в последней заварухе с советской армией в Афганистане. А умение выжить Зэк ценил выше всего остального. Раскин открыл заднюю дверцу, сел позади Линского и отдал ему четыре эмерсоновских объявления о розыске. Передача от Зэка.

– Спасибо, – вежливо поблагодарил Линский.

Ченко и Владимир приехали через четыре минуты в «кадиллаке» Ченко. Вел хозяин. Вылезли и пересели в «кадиллак» Линского, Ченко – впереди, Владимир Глава пятая. Ричер встал в восемь утра и направился на поиски аптеки – рядом с Раскином. Линский отдал им три объявления, а одно оставил себе, хотя видел Джека Ричера много раз.

– Возобновляем наблюдение, – объявил он.

Ченко и Владимир остались в паре и взяли на себя северную часть города. Линский взял южную, а Раскин – самый центр. Он шел пешком, держа в руке объявление. Начал с «Метрополя» – вестибюль, бар. Пусто. Пошел в китайский ресторан через два квартала. Вошел, вышел – быстро, незаметно. Он считал, что очень подходит для такой работы. Внешность неброская, так, пустое место. Люди смотрели на него, но не замечали, просто скользили по нему взглядами. В китайском ресторане Ричера не было, равно как и Глава пятая. Ричер встал в восемь утра и направился на поиски аптеки в ирландском баре. Раскин решил идти на север – он мог проверить офис адвокатши и наведаться в «Марриотт».

Вдруг Раскин увидел его метрах в тридцати. Он шел быстрым шагом. Луч уличного фонаря осветил его лицо. На миг. Но Раскину хватило, чтобы удостовериться. Это был мужчина с портрета, точно Джек Ричер.

Раскин отступил в темноту и стал наблюдать. Ричер быстро и размеренно шагал прямо на запад.

Раскин сосчитал до трех, дал Ричеру отдалиться метров на сорок и пошел следом. Затем позвонил Линскому и прошептал:

– Нашел. Идет пешком. Сейчас поравнялся со зданием суда, в двух кварталах к северу.

– Куда он идет?

Ричер Глава пятая. Ричер встал в восемь утра и направился на поиски аптеки остановился на углу, посмотрел налево и свернул направо.

– Повернул на север, – тихо сообщил Раскин. – Может, в спорт-бар.

– О'кей. Мы будем ждать его в пятидесяти метрах от спорт-бара дальше на улице. Перезвони ровно через три минуты, а пока не упускай его из виду, – велел Линский.

Раскин отсоединился, но телефона от уха не отнял. Ричер все так же быстро шел в сорока метрах, ритмично взмахивая руками, по середине тротуара. Уверен в себе, подумал Раскин.

Раскин остановился, потому что в сорока метрах от него остановился Ричер. Раскин опять отступил в темноту. Ричер свернул налево, в начало поперечной Глава пятая. Ричер встал в восемь утра и направился на поиски аптеки улицы, и скрылся из виду за домом.

– Снова идет на запад, – прошептал Раскин в трубку.

– По-прежнему в сторону спорт-бара?

– Или мотеля.

– Годится и то, и другое. Только не упусти его.

Раскин пробежал десять шагов и остановился у поворота. Прижавшись к стене дома, он выглянул за угол. Поперечная улица была длинной, широкой, прямой и в дальнем конце ярко освещенной. Видно было отлично. Но вот загвоздка – Ричера на улице не было. Он исчез.


documentarluwsn.html
documentarlvecv.html
documentarlvlnd.html
documentarlvsxl.html
documentarlwaht.html
Документ Глава пятая. Ричер встал в восемь утра и направился на поиски аптеки