Исследование навыков

Исследование навыков

1. Методика представляет собой серию отдельных проб, направленных на выявление сохранности привычных умений и навыков у психически больных позднего возраста. Эта методика отличается от методик иссле­дования праксиса, принятых в неврологической клинике и описанных А. Р. Лурия, хотя и имеет некоторые черты сходства. Исследованию подвергаются имен­но навыки, которыми больной раньше владел.

2. Для проведения опытов следует запастись набором разных очков (чтобы быстро подобрать больному нужные), текстами рассказов, написанными круп­ным шрифтом на картоне, большими мягкими карандашами и набором разных предметов. Такими предметами могут быть детский ботинок со шнурками, скрепленные в одном месте три ленты или веревки, стакан, бутылка и лейка, конверт Исследование навыков, ножницы, линейка, ключ с замком, коробка с кубиками (можно Кооса), коробка с бусами и пуговицами и др.

Различные пробы можно предлагать больным только в том случае, если есть уверенность, что больной хорошо владел соответствующим навыком раньше. Так, например, проверка навыков письма и чтения правомерна лишь в том слу­чае, если больной имеет не меньше 4-5 классов образования, а проверка навы­ка заплетания косички уместна при исследовании женщин, но сомнительна в отношении мужчин. Остальные пробы можно предлагать всем больным, с учетом психического состояния. Следует указать, что пробы, направленные на проверку навыков, очень удобны для исследования психически больных старческо­го возраста, и Исследование навыков нередко эти пробы оказываются почти единственно доступными для них. Это объясняется тем, что многие больные старческого возраста не слу­шают инструкции, не обращают внимания на слова экспериментатора, заняты какими-то своими стереотипными действиями, суетятся, бормочут. В таких случаях поставленный перед глазами текст сам по себе, без инструкции, стимулирует чтение, данный в руки карандаш - письмо, а вложенный в руку башмак толкает к его зашнуровыванию.

3. Четкой экспериментальной инструкции для проведения отдельных проб нет, да она и не требуется.

Если больной слушает и выполняет задания, его просят написать под диктовку фразу, например: «Сегодня хорошая погода», а затем подпи­саться, написать свой адрес. Иногда Исследование навыков это не удается, а удается угово­рить больного переписать какой-либо текст. Так же обстоит дело с чте­нием. Иногда больной читать не хочет, но если экспериментатор под­ставляет ему тексты или отдельные слова, буквально держит их перед глазами, то в последующей речевой продукции больного можно уловить отдельные слова или даже смысл прочитанного текста. В одних случа­ях можно попросить больного зашнуровать ботинок, в других экспери­ментатор вкладывает ботинок в руки больного и начинает сам шнуро­вать, а больной продолжает. Любую пробу следует объяснять словами, жестами, показом, иногда экспериментатор должен сам начать рабо­ту — важно добиться, чтобы больной что Исследование навыков-то стал делать. Форма про­токолирования — свободная запись и сохранение образцов сделанного.

4. Оценка проведенных проб основана на анализе допускаемых боль­ными ошибок и искажений привычных действий. При сосудистых забо­леваниях головного мозга без очаговой симптоматики наблюдаются различные дискоординации движений и случайные «парапраксии», связанные с нарушениями внимания. Искажается почерк больного, в пись­ме он делает ошибки из-за пропуска букв и повторения слогов и букв (персеверации). Такие же ошибки "парапраксии" наблюдаются при вы­полнении нескольких практических действий подряд. Больные заменя­ют один из элементов действия другим. Иногда они производят дей­ствие не с тем объектом, с которым это следовало сделать, а Исследование навыков с другим, например, разрезают не ту бумажку, которую им дали, а другую, кото­рую резать не следовало. Иногда операция "б" ошибочно выполняется раньше, чем операция "а", хотя привычно она должна была следовать после "а". Так, например, шнурки начинают завязывать бантиком, когда еще не закончена шнуровка, и оба шнурка оказываются на одной сторо­не ботинка. Парапраксии обусловлены часто "застреванием" намере­ний. Если больному раньше было предложено разрезать бумагу, а сле­дующее задание - разлиновать лист бумаги с помощью линейки, то больной и следующую бумагу разрезает или разрывает на части. Ха­рактерна для больных с сосудистой патологией неравномерность резуль­татов действий Исследование навыков и обилие компенсаторных образований. Одно и то же действие они выполняют в один день успешно, а в другой — ошибочно, по-разному выполняют раннотрудные действия. Огорчаются, замечая свои ошибки, и, стараясь выполнить задание лучше, произвольно замед­ляют темп, диктуют себе сами вслух, что нужно сделать, пытаются как-то рационализировать, облегчить действие. Вовсе не всегда эти ком­пенсаторные тенденции больных приводят к положительному результа­ту, иногда они даже ухудшают результат.



Иной тип нарушений навыков наблюдается при атрофическом забо­левании мозга—болезни Альцгеймера. Как указывал С. Г. Жислин, распад навыков при болезни Альцгеймера связан с утерей памяти. Дей­ствительно, у Исследование навыков больных как бы смываются ранее образованные услов­ные связи и их системы — динамические стереотипы.

Одним из наиболее ранних и убедительных признаков этого заболевания является утеря навыка письма (рис. 15). Так, больная еще читает, еще не выражены расстройства речи, она еще может чертить карандашом по бумаге, но не помнит, не знает, как напи­сать слово, как подписать свою фамилию. Чуть позднее (спустя несколько месяцев) она не умеет заплести косичку, вытереть тряп­кой стол и т. п. Навыки теряются поочеред­но, но катастрофически, неравномерности до­стижений при болезни Альцгеймера почти не рис. 15. Образец письма наблюдается, компенсаторных механизмов при болезни Альцгейиера также заметить не удается.

Совершенно Исследование навыков контрастная картина распада навыков наблюдается при атрофическом поражении подкорковых отделов мозга — хорее Гентингтона. Даже на далеко зашедших этапах заболевания, когда гиперкинезы столь резко выражены, что профессиональный труд и бытовое самообслуживание кажутся немыслимыми, у больных наблюдается относительная сохранность навыков. Эти больные с огромным трудом приспосабливаются к каждому новому заданию или даже к новым условиям его выполнения. Но затем, адап­тировавшись, умудряются выполнить почти невозможное.

Помимо указанных признаков разного течения распада навыков, имею­щих прямое диагностическое значение, пробы, направленные на повторение привычных действий, могут быть истолкованы и в ином плане. Они позволя­ют судить о критичности больных к своим достижениям, о Исследование навыков том, быстро ли они понимают инструкции, активны ли и т.д. Иначе говоря, эти простые приемы дают иногда возможность анализа не только практической, но и интеллекту­альной деятельности и эмоционально-волевой сферы больных, что недоступ­но для исследования иными, более «строгими» экспериментальными методи­ками.

ЛИТЕРАТУРА

Лурия А. Р. Высшие корковые функции человека. М., 1962.

Родионова С. А. Методика исследования распада навыков у психически больных. В сб.: Вопросы экспериментальной патопсихологии. М., 1965.

Рубинштейн С. Я. Исследование распада навыков у психически больных позднего возраста. В сб.: Вопросы экспериментальной патопсихологии. М., 1965.


documentarltlsz.html
documentarlttdh.html
documentarluanp.html
documentarluhxx.html
documentarlupif.html
Документ Исследование навыков